Аннуминас

Город на северо-западе Средиземья, столица сперва Арнора, а потом — возникшего на его месте королевства истерлингов.

Древняя столица Арнора, Аннуминас был заново отстроен в начале Четвёртой эпохи королем Элессаром. В строительстве участвовали гномы и во многом поэтому город представлял собой неприступную крепость с мощными, сложенные из исполинских гранитных блоков бастионами и боевыми башнями, ушедшие фундаментами глубоко в землю.

Городские ворота, высотой в восемь или даже девять саженей, с железными створками, украшенными изображениями людей и животных и семью белоснежными звездами Элендила на самом верху, на фоне черненого железа, были устроены не просто в стене, но вели сперва в длинный и довольно узкий коридор, более напоминавший горное ущелье; по бокам в стенах чернело множество узких бойниц.

Из башен, расположенных справа и слева от ворот, спускались толстые цепи подъемного моста, на котором все время крутился нескончаемый людской водоворот. Ни один дом на городских улицах не повторял другой, обязательно стараясь хоть чем-нибудь выделиться.

В Аннуминасе имелись дома с башенками и дома с колоннами, с каменными статуями и мозаичными картинами во всю ширь стены; были дома с окнами полукруглыми и окнами стрельчатыми, с крыльцами каменными и крыльцами железными, дома с резными наличниками и коньками, словно в деревенских избах.

Нижние этажи зданий занимали бесчисленные лавки и таверны, где можно было купить любую вещь или отведать любое кушанье из известных в Средиземье. На окраинах имелось множество открытых и закрытых площадок, где бродячие актеры показывали свое искусство почтеннейшей публике; певцы и музыканты устраивали концерты и танцы прямо на улицах и площадях; в дни карнавала, устраиваемого каждый год после сбора урожая, Северная и Южная Окраины превращались в сплошное море цветов и красок.

По-разному были замощены и улицы Аннуминасе: в центре города — широкими шестиугольными плитами серого цвета, отполированными до блеска; причем высечены они были из столь прочного камня, что ни копыта, ни колеса не могли оставить на них ни единой царапины. Другие улицы покрывал мелкий розовый камень, перемежающийся рядами черного; разноцветные линии сплетались, образуя сложный орнамент. Встречались и идеально белоснежные квадраты, каждое утро отмывавшиеся до блеска специальными командами уборщиков.

Внутри кварталов часто попадались просторные сады,в чьих прудах неспешно плавали величественные, похожие на лебедей птицы с розоватым оперением. На городских площадях рассыпали серебряные искры высокие фонтаны; журча, вода стекала по специальным каналам, облицованным черным и жемчужным мрамором.

В центре города, на берегу озера, стоял обнесенный высокой стеной с башнями и окруженный рвом дворец Наместника. В двух шагах от него шумела жизнью Торговая Площадь, а здесь царила торжественная тишина. Пройдя охраняемые многочисленной стражей ворота и миновав вымощенный черными и белыми каменными звездами двор, посетители оказывались возле второй стены, в которой, в отличие от внешней, на всем протяжении не было ничего похожего на ворота. Врата, конечно, были, но тайные, открывающиеся заклинанием. После произнесения нужных слов сплошное каменное тело могучей стены рассекали черные прямые трещины, каменные плиты уходили в специальные пазы, поворачиваясь на невидимых петлях и посетители, миновав длинный тоннель, оказывались в небольшом внутреннем дворе.

Здесь повсюду теснились здания, перевитые причудливо изогнутыми каменными и железными винтовыми лестницами, длинные галереи протянулись от одной постройки к другой, образуя сложное переплетение над их головами. Вверх вела широкая парадная лестница, сложенная из огромных блоков черного камня.

Как уже говорилось, Аннуминас был неприступной крепостью, взять ее правильной осадой было практически невозможно. Захватить город можно было только изнутри – как и сделал Олмер в 1723 г. по. л.Х..

Когда его войска подошли к Аннуминасу, на северной стороне города ночью внезапно засветились жуткие багровые огни — словно столпы холодного пламени. И из пламени пошли высоченные серые тени – по-видимому, Умертвия, — с серыми мечами, одно приближение к которым заставляло людей леденеть и бессильно выпускать из рук оружие.

К призракам присоединились и странные люди, поклонявшиеся им и шедшие за ними, как пчелы за маткой. Их было немало, в них узнали тех, кто давно уже поселился в столице и жил в ней тихо, не привлекая внимания. А в ту ночь их словно подменили. Они шли, не зная страха, прямо на мечи и копья, и мало кто мог им противостоять — такой ужас внушали всем могильные призраки. Над Аннуминасом стоял страшный крик. Эти создания довольно быстро пробились к воротам и, перебив стражу, открыли их воинам Вождя. На следующий день Олмер въехал в Аннуминас и провозгласил себя королем всего Запада.

После его гибели в Аннуминасе короновался вождь истерлингов Терлинг, объявив себя законным наследником короля Элессара. Аннуминас, попавший в руки истерлингов практически неповрежденным, стал столицей их королевства.