Мельин

Человек из Мельина, родом из Дельбара. Великий полководец древности, первый и последний маршал Мельинской Империи. Автор изречения «Бить так бить!».

Большой горный хребет, протянувшийся вдоль западной границы Мельинской Империи. Южные отроги хребта оканчиваются в Диких лесах, северные тянутся до широкой долины, разделяющей хребет с горным массивом Царь-горы. После захвата Царь-горы войсками Империи Западный хребет оставался последним прибежищем мельинских гномов на западе континента.

 

Центральная часть Мельина, столицы Мельинской Империи.
В центре Белого города, на Замковой скале располагался Дворец Императора. Вблизи его, на равном удалении, находились придворные миссии орденов Радуги,  всего семь, по числу орденов. В пределах древнего вала находились также усадьбы родовой аристократии и зажиточных граждан, несколько особо почитаемых храмов, казармы имперской гвардии, а также роскошные парки и бордели для увеселения знати.
Границы Белого города совпадали с пределами древней столицы Дану Maady, некогда завоеванной людьми. Стена, окружающая этот район, представляла собой древний вал, первое укрепление людей возведенное вокруг вновь отстроенной столицы, обложенный позднее камнем. Вал отделял кварталы зажиточных горожан от Чёрного города, обиталища бедноты. Он обходил вокруг подошвы Замковой стены, с двух сторон упираясь в отвесный обрыв при слиянии рек Стимме и Маэд.
Основную часть жителей Белого города, превышающую численность дворян, составляло купечество, богатые ремесленники, церковная верхушка, маги с патентом Радуги, цеховики, практикующие доктора и многие другие, вплоть до куртизанок.
Белый Город защищался и охранялся заметно тщательнее Чёрного, тут было чисто, улицы были освещены. В темное время его патрулировала ночная стража, а ворота внутренней стены были плотно закрыты.
Во время восстания Императора против магов Белый Город пострадал не так сильно, как Чёрный. Пламя боев почти не затронуло эти районы, сюда не попала и нечисть, пущенная в ход магами. Старая стена практически вся сохранилась, защитив город от разгоревшегося пожара. Пострадали лишь Кожевенные ворота, на которые пришелся магический удар, нацеленный в войска Императора.
После Мельинской битвы разрушения, полученные во время восстания, были устранены пленными гномами.
Двумя годами позже, когда легионы Императора были оттянуты на Запад и отражали нашествия козлоногих, город был захвачен войсками Конгрегации, однако, после убийства лидера повстанцев барона Брагги и подавления баронского восстания, вновь вернулся в лоно империи.

Личина , под которой скрывался маг Красного Арка.

По легенде — это грубый одутловатый человек, хозяин цирка Онфима и Онфима. Ездил с фургонами цирка по северу Империи, не удаляясь далеко от Друнгского леса.

Задачей Онфима было скрытно добыть легендарный меч Иммельсторн. Для этого им на рабском рынке была приобретена девушка дану по прозвищу Агата. Рабыня должна была неистово ненавидеть людей, только в этом случае дерево, растящее меч могло вручить ей оружие, потому с ней очень жестоко обращались.

После того, как Иммельсторн попал ему в руки, Онфим послал весть и из Хвалина ему на встречу прибыл Илмет со свежими лошадьми. Меч Ондласт доставил его в башню Арка в Хвалине. Онфим погиб вместе со всем орденом под развалинами башни, во время битвы с Хозяином Ливня.

(Иммельсторн, Immelstorunn, Меч дану, Urrdbaarra Maaionn — Ужас Возмездия, язык дану )
Один из двух величайших артефактов Мельина. Создан магами дану для войны с гномами. Чудо-меч вырастал на гигантском Царь-дереве породы Aerdunne, в самом сердце Друнгского леса.
Никто в том мире не ведал пределов сил этого артефакта. Даже создатели Меча не знали, что к созданию его приложили руку падшие к тому времени Молодые боги, преследующие свои цели. Согласно пророчеству Илэйны Мельин ожидала гибель, если два брата — Алмазный и Деревянный встретятся на поле боя.
Иммельсторн пробуждал ненависть к гномам у народа дану и копил эти эманации для своих истинных хозяев. Словно бы кровь павших воинов народа дану, впитавшись в землю, проходила тайными путями, не смешиваясь ни с водой, ни с иными субстанциями, чтобы ее впитали в себя корни Царь-Древа, с тем чтобы в конце концов эта кровь дала жизнь Деревянному Мечу, — и чем больше гибло дану, и в боях, и на палаческих колодах, тем могущественнее становился зародыш Деревянного Меча.
Иммельсторн выглядел как ветвь странной формы. На золотистом, гладком, словно отполированном лезвии, слегка изогнутом, были видны коричневатые прожилки волокон, прихотливо перевитые и напоминающие протравной узор на булате. Гарда выглядела словно два хитро сплетенных кривых сучка.
Дану называли свой меч Urrdbaarra Maaionn, Ужас Возмездия. Он призван был защищать войска дану в войне с гномами, давая им неуязвимость и делая их удары – неотразимыми. Действие артефакта было аналогично действию его собрата и противника Алмазного меча.
Дану несколько раз обретали свой меч, и поддержанные артефактом одерживали победы над гномами, но все более слабели в этой истребительной войне. Через какое-то время меч расходовал свои силы, и процесс выращивания начинался снова.
После того как дану были вытеснены людьми из Друнгского леса, они долгое время не могли обрести Иммельсторн. Маги Радуги несколько столетий пытались получить Меч дану и не единожды приводили в Друнг плененных дану в год созревания меча, но меч не откликался. Не известно, то ли маги не правильно вычисляли время, то ли Иммельсторну необходимо было чувствовать искреннюю ненависть дану.
Наконец осенью, в год Мельинской смуты Радуги маг ордена Арк, скрытый под личиной хозяина бродячего цирка Онфима, привел в Друнг рабыню Сеамни Оэктаканн. Люто ненавидевшая людей дану тут же почувствовала Меч и под действием заклятий Царь–дерева пришла к нему. Дерево отдало Иммельсторн в руки девушки, но маг тут же отнял его. Однако меч запомнил руки принявшей его хранительницы и признал ее. Нерг и Серая лига знали о готовящейся операции и в труппу цирка были внедрены их агенты, однако они не смогли противостоять магу Арка. Меч попал в главную башню Арка, где его эманации смог почувствовать попавший туда воин Серой лиги Фесс, ставший впоследствии советником Императора.
Маги хотели подкупить Сеамни, ставшую фактически хранительницей Меча и заставить ее вступить в схватку с Хозяином ливня. Сеамни привела Хозяина ливня к башне и орден Арк погиб в схватке с ним, а меч вернулся в первые принявшие его руки. Из всего ордена выжила только внучка главы ордена Сильвия.
Магия меча сделала Сеамни Видящей, Тайде – волшебницей и пророчицей дану. В фургоне бродячего цирка Сеамни двигалась на восток. Она была всецело во власти Иммельсторна, и смогла дотянуться до соотечественников, загнанных далеко на восток в Бросовые земли. Явившись соотечественникам в пламени костра, Сеамни воззвала к ним, явив им Меч и повелев выступать на запад. Магия Меча помогла Сеамни сократить путь отряда дану, и те никем не замеченные в четыре дня прошли немеренные лиги от Бросовых земель до центральных районов Империи.
В поход вышли все дану, способные взять в руки оружие, включая женщин, детей и подростков, но все равно их было едва ли полторы сотни. Поход возглавил князь-маг дану Седрик Алый. Дану шли одурманенные магией Деревянного меча и глаза их были, подобны глазам Ямерта – лишенные зрачков, они горели белым пламенем.
Ненависть дану к людям вела их в последний бой, но сильнее ее был зов «брата» Иммельсторна, Драгнира. И дану ощущали ауру Алмазного меча словно тень на горизонте в той стороне откуда вышло войско гномов.
В момент встречи отряда и Сеамни Император воспользовался артефактным зеркалом и увидел её. Благодаря магии Белой Перчатки, он смог почувствовать суть Деревянного меча и дотянуться до сознания Видящей и она тоже почувствовала его душу. Печаль и боль Императора, обо всем творящемся передалась ей и заглушила ненависть, Меч противился этому, но ему не под силу было полностью перебороть силу Перчатки.
Тем временем отряд дану напал на население лежащей на их пути деревни, устроив жестокую резню. Агенты, внедренные в труппу цирка, вступили в схватку с дану, и почти все погибли. Чудом выжил только клоун Кицум – ему помогла оправиться от ран Сильвия Нагваль.
Дану направились к столице Мельина, а Кицум и Сильвия пошли по их стопам, намереваясь предотвратить катастрофу.
Ту же цель преследовали и Император со своим советником Фессом.
Дану жаждали вступить в бой с легионами Империи. Однако, к месту из дислокации стремился и отряд гномов, ведомых Алмазным мечом. Почуяв вековечного врага Деревянный меч дану заставил воинов забыть о людях и нацелиться на гномов. До прихода отряда гномов Император вступил в переговоры с Сеамни. Магия Перчатки смогла приглушить магию Меча и молодые люди полюбили друг друга. Сеамни отреклась от мести, но меч предал ее и перешел к Седрику. Войско дану вновь было готово к атаке.
Император смог воспользоваться вековой ненавистью мечей и уберечь войско от гибели. Лавируя, он то разделял своими легионами отряды дану и гномов, то вступал между ними, на давя мечам столкнуться. Тем временем Фесс должен был, под прикрытием магии, унести Мечи из несчастного мира. Фесс смог добраться до Мечей раньше Кицума и Сильвии и уйти в Межреальность. Так он сделался Хранителем Мечей. С тех пор судьба Алмазного и Деревянного мечей (см. статью Мечи) была связана неразрывно, вплоть до тех пор, пока их силы не были растрачены во время битвы на Утонувшем крабе, где Клара Хюммель использовала их против Спасителя.

(Драгнир, Draugnir (гномск). )
Один из двух величайших артефактов Мельина.
Создан магами гномов для войны с дану. Представлял собой совершенный кристалл в форме длинного прямого меча.
Страшны и невыразимы словами были те обряды, что творились над Зародышем кристалла — маленькой песчинкой, из которой он вырастал. И никто в том мире не ведал пределов сил этого артефакта. Даже создатели Меча не знали, что к созданию его приложили руку падшие к тому времени Молодые боги, преследующие свои цели.
Меч пробуждал ненависть к дану у народа гномов и копил эти эманации для своих истинных хозяев.
Глубоко в пещерах под Царь-Горой в тайном помещении, находилась зачарованная друза из цельного кристалла горного хрусталя, в которой рос меч. Друза была почти в половину человеческого роста высотой. При наличии Драгнира внутри, она светилась мягким светом в ней за период около ста лет вырастал алмазный меч. После извлечения из друзы, он какое-то время служил гномам.
Обретя меч, гномы одерживали победы над дану, но все более слабели в этой истребительной войне. Через какое-то время меч расходовал свои силы, и процесс выращивания начинался снова.
Действие меча было аналогично действию его деревянного собрата Иммельсторна: члены отряда, находящегося в зоне действия артефакта были неуязвимы для оружия противника, в то же время их оружие разило без промаха.
После того, как гномы были вытеснены из под Хребта Скелетов, где зрел меч, они долго не могли вновь обрести свой артефакт. Наконец, за несколько месяцев до Мельинской битвы, Алмазный Меч был извлечен из друзы Сидри Дромаронгом, посланным за мечом Каменным престолом. Согласно данному ему заданию, Сидри обманул спутников, нанятых Престолом и, тайно принес меч в Западные горы.
Теперь гномы собирались использовать артефакт не против дану, а против людей.
Вскоре четырехтысячное войско гномов вступило в пределы Мельинской Империи. В середине шли одиннадцать избранных, среди которых был и Сидри. Избранные охраняли и несли хрустальный ковчег с Драгниром.
Гномы, ведомые мечом, были одержимы ненавистью ко всем расам, кроме своей и творили ужасные зверства. Не щадя ни женщин ни детей, оставляя за своим отрядом выжженную пустыню.
Передовая сотня гномов высланная на разведку ворвалась в небольшой приграничный город Шевраз. Гномам казалось, что у каждого из них в руках Алмазный меч, их оружие резало сталь, словно масло и не знало промаха. Уничтожив защитников города, истребив большую часть жителей и спалив город, гномы отправились дальше не потеряв в этой резне не одного бойца.
После этого отряды шли от деревни к деревне, истребляя на своем пути всех, вплоть до собак и кошек. Жители покидали насиженные места, укрываясь в замках. Гномы брали замки стремительным натиском, снимая не знающими промаха арбалетными болтами защитников стен.
Гномы жаждали встречи с Имперской армией, однако, имперские легионы не показывались. Не встречались гномам и маги Радуги. Небольшие гарнизоны городовой стражи откатывались без боя.
Гномы не могли знать, что в это время Император начал войну с Радугой. Войско, и маги воевали между собой.
Зайдя в глубь Империи, гномы стали при помощи своего чародейства искать местонахождение Имперской армии, однако, меч, чувствовал отряд дану, шедший в это время к столице с востока.
Найдя подходящее для чародейства место – древний курган с дольменом на вершине, гномы приступили к заклятию поиска. Однако, под курганом в древним чародейством была заперта одна из Тварей Неназываемого. Используя ритуальную магию и магографические построения, гномы составили круг и свершили довольно сильное заклятие. Сила меча устремилась в могильник и освободила тварь, вторую из трех, предсказанных древним пророчеством, предвещавших гибель мира.
Пятеро из шести гномов-волшебников, участвовавшие в чародействе погиби, только Сидри спасся, унеся с собой ковчег с мечом. Решив, что тварь была наслана магами Радуги, гномы продолжили движение на восток. Гномы перестали заглядывать в опустевшие городки и села, и спешно двигались кратчайшим путем к столице.
Столицу гномы нашли разрушенной и покинутой  – легионы и Радуга, отступили из сгоревший столицы. Водрузив свой штандарт над покинутым дворцом, гномы отправились по следу армии.
В четырех днях пути на восток от столицы, гномы увидели на большом поле имперские легионы, стоявшие к ним спиной. За ними меч чуял ненавистных дану, и их Деревянный меч. Гномы преисполнялись ненависти к своему древнему врагу и к их артефакту.
Умело маневрируя, Император добился того, что отряд гномов напал на своих извечных врагов дану.
В конце концов советнику Императора Фессу удалось вопользовавшись замешательством, унести оба меча за пределы Мира.
С тех пор судьба Алмазного и Деревянного мечей (см. статью Мечи) была связана неразрывно, вплоть до тех пор, пока их силы не были растрачены во время битвы на Утонувшем крабе, где Клара Хюммель использовала их против Спасителя.

Город на северо-западе Мельинской Империи, недалеко от Западных гор, почти на границе с владениями гномов.

Город стал первым селением людей , сожженным передовой сотней гномов, армии вышедшей, на Мельин с Алмазным мечом.

Внезапно появившись в сумерках, гномы толпой ворвались в город, стража которого даже не успела запереть ворота.

Гномы убивали всех, кто попадался им на пути. Алмазный меч вселял в них ненависть и жестокость. Их оружие он делал совершенным, легко пробивающим любой доспех, их самих неуязвимыми, руки не знающими устали и разящими без промаха.

Противники же напротив под воздействием артефакта гномов делались беспомощными и уязвимыми. Гарнизон в полторы сотни воинов, стоявший в городе, и городская стража были быстро перебиты.

Жители, видя неистовство и непобедимость гномов, бросились вон из города.

Гномы убивали всех, кто не успел скрыться. Город был сожжен.

При разрушении храма Спасителя, Сидри Дромаронг, взглянув на икону, внезапно услышал слова «Ей гряду скоро». Это был одни из первых предвестников второго пришествия Спасителя в Мельине.

(Друнг, Dad’rrount’got, Дадрроунтгот)

Dad’rrount’got- в переводе с эльфийского – Великий лес.

Лес в мире Мельин, расположен между городами Остраг и Хвалин, в северно-западной части Мельинской империи. Друнг — западная граница земель и последний оплот дану. Когда-то Dad’rrount’got можно было пересечь самое меньшее за неделю. Позднее люди выбили из леса дану и освоили территории, окружающие лес, проложили сквозь него Хвалинский тракт, рассекший его почти пополам. Южную часть уничтожили маги ордена Арк при помощи подавшихся на новые места обитателей перенаселенных окрестностей Ежелина. Малозаселенные земли вокруг сохранившегося леса именуются Суболичьей Пустошью.

Северная часть леса лежала в пределах владений Ордена Нерг, однако те не стали искоренять наследие дану. Постепенно окраины Великого Леса вымирали сами, правители окрестных земель, понукаемые Епископатом, отправляли одну лесорубную экспедицию за другой, вследствие чего Друнг сильно уменьшился в размерах, и к моменту возникновения Разлома его  можно было пересечь за день.

Вдоль Хвалинского тракта росли обычные, человеческие деревья,  мелкие, худосочные, примученные гнилью и тлями, кое-где опутанные паутиной шелкопрядов — мусорные, как называли их истинные дану. Оказавшиеся в тех местах дану ощущали, что эти деревья принимали на себя всю злобу проезжающих, все их горе и разочарование, а оттого — болели, чахли, однако, не умирали и даже давали потомство. Бесконечность же мук только усиливала злобу. Липы, грабы и клены тут соседствовали с соснами и пихтами.

В глубине же леса росли исключительно присущие лесам эльфов виды растений. Внутри леса климат был чрезвычайно мягким, морозов тут не было, травы не отмирали на зиму, а деревья не сбрасывали листву. Вольно раскидывались шуршащие кроны, зазвенели птичьи голоса. До колен поднималась мягкая ароматная трава, истинная oend’artonn, чья целебная сила поспорила бы с любым алхимическим снадобьем. Деревья при продвижении вглубь леса становились все выше, их ветви сплетались вверху, но при этом даже подле могучих корней, окруженных молодой порослью подлеска, не темнело — еще одно чудо Леса дану. Высились коричневатые громады rraudtogow, стояли неохватные стволы древних raggacmia, свисали до земли ветви rusmallow, чьи нарядные золотисто-зелёные листья радовали глаз, круглый год.

Среди трав часто встречались пушистые метелки Ssortti, на ветвях вполне обычного дубка мог виться кружевной венчик Doconni, у корней встречались кусты голубой Auozynn.

Если в лесу появлялись те, кого лес принимал, под ногами появилась тропа. В этом лесу не было овражков, ям, провалов, размывов и тому подобного. Плавные холмы, покрытые густым лесом, перевитые голубыми лентами ручьев — вот что такое истинный Друнг.

При появлении тех кого Лес счел своим врагом, на его пути мог появиться овраг, который был не чем иным как ловушкой, подготовленной Безродными – древним Хранителями  Леса.

В самом центре леса, в одном из самых могучих Aerdunne, раз в сто лет вырастал Деревянный меч — Immelstorunn.

После Мельинской битвы лес был отдан Императором во владения оставшимся в живых дану, которые занялись его возрождением. При походе на башню Нерга благодарные дану скрытно провели легионы Императора своими тропами через Друнг.