Миры

Маг-архитектор, один из самых знаменитых зодчих Эвиала. Именно он был первым архитектором кафедрального собора в Аркине. Стиль, заложенный Лебаном сохранился, несмотря на то, что собор  неоднократно перестраивался.

Небольшая круглая долина горах на севере Западного Хьёрварда, на границе владений лесных гномов. Долина представляла собой глубокую естественную чашу, образованную исполинскими горными пиками, укромную и со всех сторон окруженную непреступными скалами. Горный воздух был даже свежее и чище лесного, казалось, человек хмелеет с первого вздоха.

Вокруг высоко вздымались утесы, а вниз террасами уходили покрытые зеленью луга, перемежавшиеся узкими сосновыми и еловыми полосами. Дно долины покрывали чистые и звонкие леса, но не сплошные — виднелись просветы обширных полян, а в самой середине громадной чаши отливало густо-синим небольшое круглое озеро.

В долину можно было попасть только тайным подземным ходом через скалы, таким узким, что даже лесной гном мог только лезть, причем рискуя застрять. На обоих концах ход закрывали камни; тот из них, что был расположен в можжевеловой роще вне долины, среди темных скальных пород, назывался Качающимся камнем. Лесные гномы были уверены, что над ним не властны никакие заклинания, но от легкого касания руки особым образом он поворачивался, открывая лаз. Секрет этого касания хранился в семье лесного гнома Вестри на самый крайний случай, когда не помогает магия лесов, и к году захвата Владычицей влати в Халлане Вестри был единственным, кто знал эту тайну.

Когда Дор-Вейтарн отдал гномам на воспитание принца Трогвара семья Вестри тайно ушла в долину, унеся младенца принца. Там они прожили семь лет, надежно укрывшись от Ордена койаров, диких троллей и от любых других врагов. В долине не было никаких опасностей, а выпивший воды из источника рядом с озером становился невидимым и для наблюдателей с неба, пока оставался в долине. Время от времени Вестри покидал долину и встречался с несколькими доверенными друзьями. В долине за семь лет мирной и бестревожной, как и природа здесь, жизни, появился дом Вестри.

Когда принцу исполнилось семь лет, Вестри покинул долину и, согласно воле Дор-Вейтарна, устроил его в школу меча Дем Бинори.

Семья Вестри оставалась жить в долине. Позднее, когда Трогвар, освободив Арьяту, бежал из Дайре, он хотел направиться в Круглую долину, но решил, что магия тех мест не защитит его от мощных поисковых заклятий Владычицы.

Уже будучи хозяином Красного Замка, Трогвар устроил неподалеку от замка место для раздумий. Это место имело некоторое сходство с Круглой долиной и напоминало Трогвару о детстве.

Человек, командир четверки воинов бреннера.
Во время второго нападения флота Империи Клешней на Аркин архипрелат, послал четверку Зеддаха за некромантом Фессом который обещал архипрелату составить заклятие, способное помочь ему вырваться из Эвиала.
Фесс, встретив бреннерцев, уговорил их пойти на стены защищать город. Только Зеддах, верный присяге, не согласился, он хотел выполнить приказ, однако, не найдя сторонников, рассудил что архипрелаты меняются, а Аркин стоит и его спасать важнее.
Опасаясь что его преосвященство в гневе велит сварить ослушников живьем, он всю дорогу до гавани сочинял про себя оправдательную речь. Уже в порту, он завидев птенцов Эвенгара Салладорского попытался уговорить некроманта и своих подчиненных вернуться к архипрелату, однако никто его внял его уговорам, прочие бреннерцы согласились с Фессом, что защита города и готовность сражаться с врагом не могут считаться предательством и караться столь жестоко.

Город-крепость, расположенный на востоке Мельинской империи в среднем течении Суолле, на ее западном берегу. Выше него по течению лежит город Саледра, ниже – Сельме. Згабе не имеет такого торгового значения, как соседние города, лежащие на трактах, но окрестности его густо заселены, его окружают плодородные земли. Пойменные луга западного берега способствуют развитию животноводства, а судоходная Суолле предоставляет хорошие возможности для торговли.
В Згабе был хороший каменный мост через Сельме, проходивший непосредственно через укрепленные ворота крепости с надвратными башнями. Стратегическое значение города довольно важно, но не важнее Сельме и Саледры, потому империя не держала в нем много войск.
Во время последнего вторжения Семандры ее военачальники задумали прорваться через Суолле именно тут, тем более что берега реки тут несколько ниже, чем в других местах, а стены крепости были не в лучшем состоянии.
Планируя форсирование реки, семандрийцы готовили лодки и плоты в окрестных лесах, выше по течению Однако разведка и провидческие способности Сеамни вовремя указали место планируемой атаки, имперские войска были подтянуты к городу, что предотвратило прорыв. Однако военачальники Императора спланировали хитрость. В самом городе засел небольшой гарнизон — одна когорта, а остальные войска заняли тщательно замаскированные позиции в окрестных лесах.
Перед штурмом Згабе семандрийцы захватили небольшой бульварк, находившийся на восточном краю моста. Катапульты со стен Згабе обрушили часть этих укреплений.  Тем не менее, большой отряд семандрийцев вступил на мост с огромным тараном, прикрытым большим щитом из толстых бревен за которым укрывались пешие воины. Атакуя, семандрийцы попытались перенять легионное построение «черепаха», подняв щиты над головой. Мост обстреливали метательные машины крепости. Стоящие на мосту войска семандры несли потери, но таран дополз до ворот, а к стенам крепости враги смогли донести много лестниц.
Метательные орудия имперских войск, стоявшие на высоких стенах крепости и потому имевшие преимущество перед семандрийскими, быстро подавили вражескую артиллерию.
Таран крушил ворота и решетку, расположенную за ними, штурмующие полезли на стены города по приставным лестницам. Лестницы оказались коротки, их пришлось связывать попарно. По мосту и на плотах воины семандийского войска достигли западного берега и заняла позиции на территории окружавшего город посада. Вскоре уже несколько тысяч воинов охватывали город, стремясь взять его в осаду. Семандрийские военачальники делали ставку более на штурм стен, чем на разрушение ворот. Две имперские манипулы, оборонявшие посад отходили, теснимые штурмующими, но отходили не в город а в поля на запад. Однако метательные орудия со стен продолжали обстреливать мост, почти разрушив один из его пролетов, что затрудняло продвижение семандрийских войск.
Когда решетка рухнула под натиском тарана, внутренние ворота внезапно распахнулись и гарнизон крепости покинул крепость. Построившись неприступной черепахой, легионеры ринулись на мост, сминая атакующих. Ворота остались открыты и враг хлынул в крепость даже не преследуя уходящую когорту.
К вечеру войска Семандры почти полностью переправились на западный берег Суолле.
К удивлению и удовольствию Тарвуса, Клавдия и Императора вражеская разведка не смогла обнаружить укрытые легионы, видимо, у них не оказалось умелых магов.
К вечеру следующего дня пятнадцатитысячное войско Семандры выступило на север, сильно растянувшись по тракту. Когда в Згабе остался только небольшой гарнизон,  в лесах затрубили легионные рога и имперцы атаковали семандрийское войско.
Первоначально в бой вступило около семи тысяч легионеров. Враг надеясь на победу, спешно начал перестраиваться.
Имперцы, вопреки традициям, не устремились в ближний бой. Окружив семандрийцев, первые шеренги когорт стали на колено, уперев щиты в землю, а задние ряды принялись обстреливать врага из длинных луков и мощных арбалетов. После этого из леса выступили остальные войска, по численности даже несколько превосходившие противника.  
В составе войска впервые выступил хирд гномов, присягнувших Императору после Мельинской битвы. Гномы первыми вступили в схватку, смяв противника на левом фланге.
Семандрийские войска были деморализованы. Часть отрядов попыталась прорваться с большими потерями. Другие сбивались в кучи. заняв глухую оборону под дождем метаемых легионерами пилумов, но большинство предпочло сложить оружие.
Лучшие войска, в попытках прорваться, трижды таранили строй легионеров пока не оказались частью убиты частью пленены.
Легионы потеряли всего пятьдесят семь убитыми и полторы сотни ранеными. Семандра понесла тяжкие потери, около четырнадцати тысяч сдались в плен, вырваться из кольца удалось немногим.

Город, расположенный на юго-востоке Мельинской Империи. Лежащий на пересечении Полуденного тракта и судоходной Суолле, город имеет большое торговое значение. Восточней Сельме по тракту лежат город Лакме и крепость Ахлат.

Сельме также является крепостью и имеет важное стратегическое значение при обороне Империи от набегов Семандры.

В пойме реки лежат обширные заливные луга, что способствует развитию земледелия. Возле города много сел, многочисленные ремесленники заселили окрестности крепости, образовав слободы и пригороды.

Во время последней войны с Семандрой, когда семандрийские войска прорвались на западный берег Суолле, земли между Сельме и Илдаром пришли в запустение, но быстро были вновь заселены по окончанию войны.

Река в Мельине, протекающая с севера на юг, немного западнее Селинова вала. Истоки реки находятся в холмах в районе города Дебр. Плодородная долина Суолле густо заселена, тут расположены такие года, как Лушон, Саледра, Згабе, Сельме. В верхнем течении река настолько быстра, что не замерзает даже в сильные морозы. Берега ее круты и служат хорошим рубежом войск Мельинской империи во время стычек с Семандрой. Лишь однажды, в год предшествующий Столкновению Миров семандрийцы смогли ненадолго взять земли западнее восточного течения реки, и то обойдя реку с севера. В низовьях семандрийцы были остановлены на Суолле около городов Згабе и Сельме.

Вотчина Мерлина небольшой гористый остров, вечно носимый по волнам Мирового Океана в Межреальности.
Поверхность острова почти сплошь покрыта тропическим лесом. Все растения на Авалоне были причудливо видоизменены Мерлином с помощью магии. Стволы деревьев были сплетены, словно канаты, зеленоватую кору украшал сложный агатовый орнамент. Каждый лист покрывала тонкая вязь замысловатых узоров, образованных прожилками. Яркие сильно пахнущие цветы томно опускали тяжелые венчики среди древесных ветвей.
Пространство вокруг острова было преобразовано в Океан, теплые волны лениво накатывали на песчаный пляж. Кое-где в море выступали острия подводных скал. Песок на пляже необычный, это смесь песчинок разных цветов. Пляж упирался в крутые уступы коричневых скал, террасами уходящие к самым облакам.
Своими заклинаниями Мерлин превратил Авалон в гигантский насос, сосущий рассеянные в Упорядоченном магические силы, которые концентрировались на острове в магические потоки, пригодные для использования магом. В насыщенных магией окрестностях острова всегда изобиловали воздушные и водные духи.
В бытность Мерлина Главой Совета Поколения остров охранялся мощными защитными заклинаниями: овеществленными мороками, ловушками, переносящими смертных, попавших на остров, в Ледяную бездну, искривлениями пространства и пр.
В середине острова, посреди светлого, праздничного, весело зеленеющего леса, лежала большая поляна, один край которой полого спускался к довольно широкой реке. А посреди поляны, утопая в кустах невиданных, гигантских роз немыслимых цветов и оттенков, стоял изящный трехэтажный особняк Мерлина. Кроме заклинаний, охрана острова осуществлялась Муравьями Мерлина, а внутри особняка — Летучими пастями.

Один из семи городов-полисов Семиградья. Крупный порт на побережье Моря Надежд. Являлся основным перевалочным пунктом при путешествиях в Семиградье. Обычно путники, отправляясь туда из других стран Старого Света, плыли морем до Абардима, а потом удобными сухопутными путями добирались до северных городов полуострова. В истории Абардима самыми трагическими событиями были третьей Войны веры, когда жители города, где распространились еретические по мнению Церкви Спасителя учения, были истреблены полностью, до единого человека. По городу в это время в буквальном смысле текли реки крови.