Динтра

Личина Хагена в Долине магов , в которую он был командирован Хедином сразу после обнаружениия Долины Новыми богами.

Именно тогда там появился молодо выглядевший человек, прирожденный воин, со временем превратившийся в почтенного и уважаемого мэтра Динтру, всем известного целителя.

Вместе с Хедином Хаген решил, что облик Динтры должен быть таков, чтобы никто не мог его ни в чем заподозрить. Потому с годами Динтра превратился в солидного пожилого целителя, добродушного толстяка, слегка ворчливого, и безотказного, старого доброго приятеля и домашнего доктора многих семей Долины, пользовашего их не одно поколение.

Динтра — долгожитель Долины. По возрасту он уступал только Игнациусу. Согласно своей «легенде», он был любителем хорошей кухни, в том числе экзотических блюд далёких миров, особенно жирных и сладких. Старый доктор представлялся человеком, живущим вопреки собственным трактатам о здоровом питании.

Старый целитель слыл также поклонником молоденьких служаночек. Порой он, якобы, заводил романы со своими юными ученицами. И только Игнациус догадывался, что это далеко не так, подозревая, что рассказы о похождениях старика исходили из уст юных целительниц, отвергнутых своим учителем. Кое–кто из молоденьких магичек был бы не прочь оказаться в статусе жены почтенного и очень богатого целителя. Сам же Хаген продолжал хранить верность давно умершей Ильвинг.

Ко всему, Динтра был подчеркнуто солиден, старомоден и церемонен, именуя Игнациуса не иначе как «мессиром».

У него была седая борода, до середины груди. Ходил он с вычурным полированным посохом драгоценного мраморного дерева. Одевался преимущественно в парадные одежды гильдии целителей: малиновое одеяние до пят, шитое золотыми звездами, высокий старомодный колпак, какие носили в Долине лет пятьсот, если не шестьсот назад. Вместе с тем Динтру знали в Долине как лучшего лекаря, который, впрочем, отказывался возглавить гильдию, ссылаясь на старческие недуги, которых у него якобы был полный набор.

Он был точен и обязателен. В светских разговорах был не прочь поболтать, но по делу говорил мало и тогда его слова следовало воспринимать серьезно. Формально не занимая никаких должностей, среди целителей он пользовался непререкаемым авторитетом. Кроме клиентуры в Долине, у Динтры были и другие пациенты, но слава его как целителя была так велика, что искать их ему не приходилось. Потому Динтра, когда-то странствовавший через Межреальность, теперь безотлучно находился в Долине, клиенты сами посещали его. Теперь он занимался только «высшим классом» — врачевал магические поражения, перед которыми бессильны оказывались многие и многие другие целители. Случалось, что особо искусный маг мог даже направить своего короля или принца Долину, — разумеется, если у короля находилось достаточно средств. Сам Динтра давно помогал всем за очень умеренное вознаграждение, тратя почти всё полученное на врачебную Гильдию и на поиски новых талантов в обычных мирах, щедро платя молодым чародеям, если им удавалось найти старому волшебнику ещё одного ученика или ученицу.

Старик много внимания уделял занятиям с учениками, считая заодно с ними и всех целителей гильдии «молодыми несмышленышами», не смотря на то, что некоторым из них перевалило за 300.

Продолжая оставаться в душе воином, тоскуя по битвам и приключениям, Хаген смиренно продолжал сидеть в Долине, лишь изредка выбираясь оттуда, но настолько тайно, что даже Игнациус не подозревал о его отлучках. На самом деле Хаген продолжал находиться в отличной физической форме и не растерял боевых навыков. Во время нахождения Фесса в Эвиале, Хаген, вызванный в тайный замок Хедина, получил задание попасть в Эвиал и собрать сведения о Западной Тьме.

Обстоятельства вынудили его отправиться в это путешествие вместе с архимагом Игнациусом и потому Динтре пришлось сохранить личину целителя. Однако, Игнациус узнал о наличии у старика-целителя удивительного по силе артефактного Голубого меча. Динтра оказался гораздо неприхотливее и выносливее, чем можно было предположить, кроме того в нем был заметен умелый воин. Как и было уговорено с Хедином, по дороге он захватил с собой Читающего.

Все это хоть и было представлено как случайность, не могло не вызвать подозрений у проницательного Игнациуса. Когда возможно, Динтра пыхтел и потел, а применяемые им заклятия, выходящие за рамки целительства были крайне старомодны, при этом он демонстрировал отсутствие практики и всяческую неумелость. Тем не менее от Игнациуса не могло укрыться, что рядом с ним шагает воин, а Голубой меч вызывал у архимага, известного коллекционера артефактов, в том числе боевых, жгучую зависть.

По прибытию в Эвиал Динтра наблюдал за действиями Игнациса, вплоть до начала активных действий на острове Затонувшего Краба. После вступления в схватку с Эвенгаром Салладорским, навсегда отбросил маскировку.