Войны Веры

Кровавые стычки между представителями ортодоксальной Церкви в лице ордена инквизиции и поборниками различных ересей. Происходили в Семиградье во второй половине XII века от пришествия Спасителя в Эвиал.
Согласно учению Церкви, отпадение народа от Истинной веры в Спасителя означало, что и Спаситель отвернётся от когда-то сохранённого Его кровью мира, и тогда неминуемо наступит конец времён. По мнению инквизиции, ересиархи подлежали немедленному и безусловному уничтожению.
Сами еретики думали по-иному, называя Святой Престол обителью разврата, где отцы-настоятели не пропустят ни одного молодого послушника. Ересиархи утверждали, что в святых текстах полно дописок, искажений и исправлений, что Церковь отошла от пути Спасителя и соответственно сама ведёт народ к гибели.
Ереси в Эвиале возникали постоянно, но порой случалось, что целые деревни и города принимали стороны ересиархов, инквизиция боролась с ересями самыми жестокими методами, и массовые столкновения получили название Войн Веры, куда более страшных и кровавых, чем любые нападения пиратов, вторжения номадов или тварей Змеиных лесов. Официальные источники предпочитали замалчивать об этих войнах, так же мало содержалось о них в учебных программах Академии Высокого Волшебства. Белые волшебники и церковь упоминали о них как о «насланном Тьмой помешательстве».
Во время Войн Веры в кладбища обращались целые города. Во время Третьей войны Веры, бушевавшей в 1174 -1175 годах, Север Семиградского полуострова, где угнездилась ересь, выступал против Юга, который остался верен Святому Престолу. Еретики, захватив власть, сохранили институт инквизиции, дабы после захвата ими всего северного побережья, новая инквизиция могла выловить оставшихся в больших городах приверженцев Аркина.
Обе стороны только и знали, что твердили о «спасении малых сих», торжественно целовали перечеркнутую стрелу и молились. А отцы-инквизиторы продолжали работать — методично, деловито, без криков и паники.
На Юге схваченного еретика бросали в змеиный садок. На Севере предпочитали дробление. Как вожаки ересиархов так и священники ортодоксальной церкви неплохо владели магией Спасителя. Они не давали наказуемым умереть слишком быстро, даже когда ему тисками размалывали ноги до бёдер и руки по самые плечи. Городские окраины покрывались невиданными лесами — лесами виселиц, ибо тех, кого следовало казнить, оказывалось слишком много. Сперва побеждали еретики, однако юг вскоре оправился и пошел в наступление.
Когда северяне поняли, что проигрывают войну, они послали за наёмниками с Волчьих островов и из Лесных Кантонов.  С Волчьих островов приплыли морры и орки; на Кленовой равнине север разбил ополчения южан, армии ересиархов дошли до Моря Надежд, штурмом взяли Абардим. В городе после этого не осталось ни одного живого человека! Кровь текла по улицам, словно дождевая вода.
После этого сражения и алебардисты Кантонов и орки отвернулись от Севера. Они разорвали договор и ушли. С боем. Алебардисты Кантонов даже вернули деньги, не оставив себе даже обычного в таком случае «выкупа мёртвых». Потом пришли имперские корпуса вместе со Стражами Аркина, и дело Севера оказалось проиграно.
Три города на берегу Моря Ветров были обращены в ничто. Потребовался целый век, чтобы они возродились.
Свидетелем этих событий оказался юный тогда еще Эвенгар, в последствии прозванный Салладорским. События войны так повлияли на юношу, что он отвратился от веры в Спасителя и решил изучать темную магию.