Западная Тьма

Закрытая зона в западном полушарии Эвиала, появившееся вследствие изоляции Тёмной Шестёркой попавших в Эвиал магов Брандея и находящейся у них в плену Сигрлинн.
Маги Брандея оказались в Эвиале случайно, спасаясь после разгрома их цитадели Новыми богами. Развоплощенные и лишенные большей части своей силы, маги, тем не менее, представляли опасность для хрупкого равновесия закрытого мира. Древние Хранители Эвиала, прозванные местными магами Тёмной Шестеркой, смогли накрыть опасных пришельцев непроницаемым для магии куполом.
Будучи изолированы от магического эфира Эвиала (крайне разреженного, вследствие наличия ), маги могли лишь использовать  ментальные способы воздействия на местных магов для облегчения своей участи.

Они внушили магам расы дуоттов — некогда властвовавшей в этом мире, а позже подавленной другими расами — что они должны непременно вырваться из закрытого мира, даже ценой собственной гибели и гибели всего мира. Дуотты начали возведение титанического сооружения, идущего вглубь земли, способного прорвать капсулу закрытого мира.

Появление брандейцев осталось незамеченным для большинства обитателей мира, однако явившийся в Эвиал Спаситель смог умело использовать его для создания собственного культа. Он укрепил сферу, окружив ее цепью схронов, в которых поставил Скрижали — зачарованные плиты со своими символами (в Эвиале это перечеркнутая стрела), которые ограничивали возможность ментального проникновения за пределы сферы. Оболочка сферы стала двухслойной и отпиралась при помощи артефактного ключа, разымаемого на две половинки. Ключ был создан Спасителем и спрятан в надежном тайнике в Аркине, потому получил название Аркинского ключа.

Помимо всего прочего сфера стала видимой. Теперь сквозь нее не проникал свет и она казалась  абсолютно черной. Находящемуся вблизи наблюдателю  огромная сфера казалась стеной мрака, простирающейся во все стороны и уходящей в неведомую высоту. Население мира узнало о сфере и было напугано.
Спаситель распространил легенду о том, что рано или поздно из-за стены прорвется зло, и уничтожит мир. Зло это так и назвали Западной Тьмой. Несоблюдение заповедей Спасителя якобы ускорял прорыв Тьмы. Открыть Западную Тьму должен был некий Разрушитель. Позже появились пророчества, уточняющие обстоятельства появления Разрушителя, появилось также пророчество, предрекавшее появление Отступника, однако, миф об Отступнике до последних дней мира оставался мало популярным.

Пытливые умы и отчаянные головы не раз пытались проникнуть за непроницаемую черную завесу. Ордосская Академия не раз устраивала экспедиции для изучения Западной тьмы, но все побывавшие вблизи нее сходили с ума и даже не могли толком рассказать о том, что видели или почувствовали. Тем не менее, среди моряков Эвиала существовали еретические легенды о том, что за завесой находится рай и самые отчаянные из моряков в старости устремлялись на запад, дабы преодолеть завесу. Все они погибали и никто не вернулся чтобы разуверить оставшихся.

Эвиальский культ Спасителя во многом был основан на поисках потенциальных Разрушителей и уничтожении их любой ценой. Разрушителями объявлялись все чернокнижники и некроманты: Бельт, барон Бреннер, Эвенгар Салладорский, Неясыть и другие.

Несмотря на все завесы,  некромагическая фракция силы проникала сквозь барьер. Не известно, было ли это недоработкой Спасителя, или же брешь была оставлена преднамеренно. Учитывая, что целью Спасителя было создать в мире ситуацию, когда его позовут на помощь, можно подозревать второе. Кроме того, и брандейцы, и Сигрлинн могли проникать в разум некоторых магов и иногда находили тех, кто становился их вольными или невольным помощниками, однако сила этого ментального воздействия была сильно снижена барьером.

Брандейцы могли, воздействуя из Западной тьмы, разупокаивать кладбища, иногда превращая в ад целые районы. Но по заветам Спасителя некромантия была грехом и церковь яростно боролась с нею. Упокоением кладбищ занимались маги церкви и белые маги (так назывались в Эвиале маги не занимавшиеся областями магии, признанными в Эвиале темными), однако их деятельность была малоэффективна.

Несмотря на церковный запрет темных видов магии, в Ордосской академии магии имелся факультет малефицистики с единственным профессором, почти не имевшим на протяжении целых столетий студентов. Из-за проблемы неупокоенности потребность в некромантах была, но церковь начинала преследование их сразу после выпуска из стен университета. За последние три столетия перед Столкновением миров факультет имел только двух студентов: Эвенгара Салладорского и Неясытя. Оба они были были объявлены потенциальными Разрушителями и преследуемы церковью. Оба, еще в бытность студентами, были подвергнуты попыткам Западной Тьмы овладеть их помыслами. Эвенгар легко пошел на сговор с брандейцами, польстившись на обещанные знания и могущество, однако его использование было пресечено третьей силой, в качестве которой выступили Новые маги. Неясыть долго сопротивлялся не только посулам брандейцев, но и осторожным попыткам Сигрлинн наладить с ним связь.

О положении Сигрлинн стоит сказать особо.  Брандейцы защитили ценную заложницу и она меньше их пострадала в результате атаки на Брандей. Однако, как и ее пленители, была развоплощена и не имела обычных для Истинного мага сил. Не имея сил вырваться из плена, волшебница старательно делала вид, что обижена на Хедина и перешла на стороны брандейцев. В то же время она  преследовала свои цели — пыталась спасти мир от гибели, уготованной ему брандейцами. Потому ее речи, обращенные к магам Эвиала всегда были полны недомолвок и намеков.

Сигрлинн имела длившуюся много лет ментальную связь с королевой эльфов Вейде. Не известно, о чем говорили чародейки, но Вейде многое узнала от Сигрлинн и в момент катаклизма смогла спасти подавляющее число народа эльфов. Иногда королева брала учениц из своего народа и даже из числа людей, которых обучала магии, в том числе, давая запретные знания.

После разрушения Сильвией Нагваль одного из схронов со скрижалями, в защитной цепи появилась брешь и узники Западной Тьмы получили больше возможностей воздействовать на умы магов. Неясыть почувствовал этот момент, будучи в трансе, и ему было явлено видение об опасности которую  несет Западная Тьма. Кем было послано видение — до конца не ясно. Возможно, это была Сигрлинн, но не исключено, что некроманта предостерегал дракон-хранитель Сфайрат. Так или иначе, некромант был предупрежден и не желал вступать в сговор с Западной Тьмой о природе которой юноша не знал ничего помимо того, что гласили легенды и пророчества Эвиала. Некромант не подозревал, что Западная тьма — группа существ имеющих разные цели.

После возникновения бреши в защите, брандейцы смогли овладеть разумом одной из учениц Вейде, человеческой девушки по прозвищу Красная. Она были одержима местью и, подпав под влияние брандейцев и натворила немало зла, прославившись как саттарская ведьма. Также брандейцы смогли передать немало знаний Эвенгару, внушив ему мыль о возможном могуществе.

Неясыть до последнего сопротивлялся влиянию Западной Тьмы, однако Сигрлинн продолжала попытки наладить связь и наконец, в момент, когда ему грозила гибель, юноша согласился принять силу от опасной собеседницы. Прошло немало времени, пока маг стал подозревать, что таинственная советчица и помощница не имеет дурных намерений, и что слова ее содержат тонкие намеки. После  долгих сомнений он  рискнул воспользоваться прибежищем, приготовленным Западной тьмой — Чёрной башней.

Чёрную башню воздвигла Сигрлинн. Через созданную там библиотеку она смогла передать некроманту некоторые магические знания и сведения по истории Эвиала. Не известно, каким образом Сигрлинн объясняла свои действия брандейцам, но они не заподозрили подвоха.

Когда подошло время решающей битвы, два претендента в Разрушители — Неясыть и Эвенгар начали охоту на Аркинский ключ. Случилось так, что у каждого из них оказалась по половине ключа, при этом никто не знал,  какая именно. Так или иначе, но схватка за Эвиал в которую вступили могучие силы, включая Спасителя, расшатала защитную оболочку и наступил Прорыв Тьмы.

Одновременно стала трещать по швам оболочка самого Эвиала. Когда мир достаточно открылся, Рыцари Ордена Прекрасной дамы, посвященного Сигрлинн, почувствовали присутствие Прекрасной дамы в Эвиале и прибыли туда в сопровождении Ракота. Рыцари прорвали все барьеры, в живых из них остался только один. Когда оковы Сигрлинн пали, они воплотилась в прекрасного Феникса и покинула пределы мира.

Некоторые брандейцы смогли спастись и исчезли в неизвестном направлении.