Организации

Тайная организация наемных убийц и шпионов, существовавшая в Мельине, основана при первых Императорах и просуществовавшая вплоть до появления Разлома.
Первоначально Лига была подвластна Императорам, однако во время первого мятежа перешла на сторону мятежников.
При Птаке Первом смогла подписать с Императором мирную хартию и стала независимой от короны. Подробнее…

Маг Арка, второй ступени. Почти выслужившись до первой степени, он, вследствие оговора со стороны коллег загремел пожизненно в стражевые маги с назначением в город Хвалин. Недовольный своим положением, Ондуласт лютовал до невозможности, веря в то, что сможет выслужиться и покинуть этот пост.

Маг был невысок, худ, сутул, средних лет, с болезненно бледным, иссечённым морщинами лицом. Тонкий нос с горбинкой, глубокие складки, пролегшие от него к уголкам губ, придавали Ондуласту хищный, подозрительный вид. Казалось, он постоянно что-то вынюхивает или высматривает — то ли измену, то ли добычу.

Злые языки болтали про него много всякого, однако чародеями Первого Ряда, магистрами и мастерами, он ни разу не был обвинён в небрежении или нарушении орденского кодекса, хотя возможностей у стражевого волшебника, само собой, имелось предостаточно.

Ондуласт был смел и умен. Он обладал цепкой памятью, великолепным воображением; все это в своё время помогло ему подняться очень высоко и оно же послужило причиной падения. Заклятия Ондуласт строил прямолинейно, но очень добротно и крепко. Ни единой трещины, ни единой сомнительной связки, притянутой за уши ассоциации, неверно подобранного обертона. Не говоря уж о неточном звучании Имён. Как большинство магов Радуги, маг второй ступени не пользовался ни графикой, ни вещественным инструментарием, всегда предпочитая ментальный способ колдовства.

В день прибытия в Хвалин гнома Сидри Дромаронга и сопровождающих его Вольных, Ондуласт засек незаконную волшбу Сидри в трактире «Имперский Лев». Благодаря вмешательству Акциума, Ондуласт был обманут. Он полностью забыл о том, что обнаружил волшбу и удалился, не арестовав гнома. Однако, оказавшись сильным чародеем, он смог оживить память, поэтому отряд Сидри преследовали маги Радуги.

По слухам, в награду Ондуласт был возвращен в орден на первую ступень. В Радуге не дознались, что глаза Ондуласту отвел Акциум. Это было приписано Тави. Арбель планировал послать за ней в погоню Илмета, но этому помешала гибель ордена Арк.

Во время Баронского мятежа выступал на стороне баронов. После взятия императорскими легионами Гринберга был взят в плен. Во время попытки бежать был убит горожанами.

Формальный орган управления Эгеста, не имеющий реальной власти. Состоит из двенадцати самых знатных нобилей, избираемых благородными сословиями различных частей страны.

Самый многочисленный и влиятельный орден церкви Спасителя в Эвиале. В задачи ордена входило искоренение ересей и надзор за соблюдением заповедей Спасителя среди простого народа. Руководство ордена, как и всей церкви находилось в Аркине.
Рясы обычных членов инквизиции были серого цвета, эмблемой ордена был красный кулак на сером фоне. Потому в народе инквизиторов за глаза прозвали серыми. Рясы высших чинов ордена были белого цвета.
Орден избрал для выполнения своих задач очень жестокие методы. Еретики истреблялись безжалостно. В ходу были пытки и экзекуции.  Случаем наиболее массового истребления еретиков являются так называемые Войны Веры, произошедшие в 1175 году в Семиградье.
При пытках и казнях еретиков часто использовались разнообразные механизмы: пыточные и предназначенные для медленных казней, а также хищные звери и ядовитые змеи.
После того, как на заре своего существования инквизиция уничтожила институт темных магов, она долгие годы вынуждена была бороться с самопроизвольным разупокоением кладбищ в странах Старого света. За эту деятельность народ уважал инквизиторов, почитая их своими спасителями от ночных страхов: магические приемы магов Ордосской академии были не эффективны против нежити.
Единственной организацией, способной противостоять произволу инквизиции являлся Белый совет – защищавший права светлых магов Эвиала — выпускников Академии высокого волшебства и школ Волшебного двора. Много веков просуществовал договор между инквизиторами и Белым Советом, освобождающий магов от суда инквизиции.
За два года до Второго пришествия Спасителя, орден через экзекутора Этлау получил секрет негатора магии значительно превосходящего по силе имевшиеся ранее аналогичные артефакты. Став сильнее магов (уступавших инквизиции также и в численности), орден, тем не менее, соблюдал до поры договор, признавая полезность магов для общества. Однако, вскоре после появления у инквизиции мощных негаторов, произошел инцидент с магом воздуха Эбенезером Джайлзом.
Согласившись по договору с инквизицией на поимку саттарской ведьмы, Эбенезер формально стал временно членом ордена, тем самым подпав под его власть. В процессе поисков ведьмы маг вступил во взаимоотношения с некромантом Фессом, из-за чего был обвинен в пособничестве Западной Тьме и публично казнен. Беспрецедентный случай был воспринят магами как первая ласточка грядущих репрессий со стороны инквизиции, но был замят Белым советом, осознававшим неравенство сил Ордоса и Аркина.
Наибольшее влияние церковь и инквизиция имели в Эбине и Эгесте, несколько меньшее — в Семиградье и Мекампе. Заставляли церковь с собой считаться и владыки Лесных кантонов, небольшого воинственного северного королевства.
Руководство Академии как могло ограждало от гнета инквизиции жителей свободной зоны примыкающей к Ордосу. Сопротивлялись диктату церковников Аррасский султан и эмир Салладора, лишь в мелочах соглашаясь на мелкие уступки главам ордена. Султан Арраса даже принимал всех гонимых церковью и не выдавал их инквизиции.
Не находившаяся формально под эдиктами церкви, Империя клешней вынуждена была допускать в свои порты отдельных представителей инквизиции. Не было доступа серым лишь в Нарн и на Волчьи острова, на которые изо всех служителей церкви Спасителя допускались лишь немногочисленные проповедники, да и то лишь в несколько портовых городов.
Королева Вейде, владычица Вечного леса подписала с инквизицией договор о сотрудничестве, тем самым обезопасив своих эльфов от преследования церкви.
Основным постулатом серых было утверждение о том, что любые беды являются карой Спасителя за грехи смертных. Постоянная беда Эвиала – разупокаивание кладбищ также было объявлено Его карой.
Узнав о появлении неупокоенных, на место выезжала бригада экзекуторов с необходимыми для пыток и казней оборудованием, погруженным на телеги выкрашенные желтой краской. Порой целые деревни оказывались отлучены от церкви, что означало конфискацию имущества всех жителей, самих же жителей продавали в рабство.
Для упокаивания кладбищ экзекуторы выбирали несколько «виновных», подвергали их пыткам, нередко публично казнили. Инквизиторы предпочитали типы экзекуции не требующие вывоза на место тяжелых и сложных механизмов: быстрое сожжение на костре или медленное над углями.
Как правило, инквизиция пользовалась магией Спасителя, но, во время совершения казней и пыток не брезговала магией крови и некромантии. Эманации пытуемых и казнимых использовались для создания мощных артефактов, и снадобий, наличие которых держалось в секрете от магов Ордоса. Примером секретного снадобья является алый порошок.
В рядах инквизиции кроме экзекуторов и палачей состояли воины, которых готовили в замке Бреннер. Среди них было довольно много представителей нелюдских рас — основном орки, гномы, эльфы и половинчики. Воины, подготовленные в Бреннере в совершенстве владели различными видами оружия, многие использовали магию, были снабжены артефактами и целительными снадобьями небывалой силы. По мастерству боя бреннерцы могли состязаться даже в воинами Храма Мечей.
Мастера святой магии обучались в ордосской академии, где имелся факультет Святой магии, деканат которого напрямую подчинялся аркинской курии. Помимо этого инквизиция сама учила своих магов и Аркинская школа отличалась от ордосской. Это также позволяло держать Белый совет в неведении о настоящем уровне владения инквизиторов магией.
В последние перед вторым пришествием Спасителя годы инквизиция обрела небывалую мощь. После гибели Арвеста один из наиболее фанатичных членов ордена, экзекутор Этлау, погиб и был воскрешен надмировыми Сущностями, обретя новые силы. Ему был также дарован секрет негатора магии, не в пример более мощного чем имевшиеся у инквизиции ранее. Новые негаторы поступили с той поры в пользование высшими чинами церкви, а Этлау обрел небывалый вес в ордене, вплоть до того момента, как был обвинен в пособничестве Тьме и отлучен от церкви, став Отступником.

Организация, защищающая права боевых магов Долины, а также занимающаяся их трудоустройством.

Герб гильдии — дракон, обвившийся вокруг обнаженного меча.

Маги гильдии как правило выполняли контракты, подписанные с правителями стран из ближайших к Долине миров. Характер услуг был довольно разнообразен, от участия в локальных военных конфликтах с применением магии, до очистки участков миров от агрессивной фауны.

Услуги магов Долины всегда были дороги и оплатить их мало кто мог. Рисковать же жизнью маги были согласны лишь за подобающее вознаграждение, потому услуги боевых магов были самыми дорогими. Высокая цена услуг позволяла магам редко брать заказы и большую часть времени проводить в Долине.

Этим обусловлено то, что гильдия всегда была самой малочисленной из гильдий Долины. Будучи самой древней и когда-то самой богатой и самой почитаемой, со временем, гильдия становилась все меньше, утрачивая вес с Совете Долины и лишаясь части своей популярности, а потому и доходов.

На момент предъявления Ультиматума Долине со стороны Тварей Неназываемого, в ней состояло всего шестнадцать членов.

Местом сбора гильдии был гильдийский клуб, помещавшийся в одном из самых престижных мест Долины, на узком мысу, что подобно наконечнику стрелы вонзался в Круглое Озеро. Гильдия Целителей не раз пыталась купить у обедневшей гильдии Боевых магов это здание за огромную сумму, однако, боевые маги, распродавая в трудные годы накопленные ранее ценные трофеи и редкие артефакты, продавать клуб не соглашалась.

Здание напоминало небольшой замок с башнями в виде вставших на дыбы драконов по углам. Вскинутые переплетающиеся крылья каменных чудовищ образовывали крышу. У крутого высокого крыльца с коваными перилами, опять же в виде распластавшегося и вытянувшегося дракона, стоял привратник, он же сторож и хранитель клуба, старик Гормли.

Зал собраний Гильдии мог вместить куда больше народу, чем обычно собиралось тут. Первоначально Гильдия насчитывала почти две сотни членов, а в годы своего расцвета — и до трехсот; в зале же спокойно могли усесться около полтысячи человек. Помещение предназначалось не для строгих заседаний, боевые маги предпочитали решать свои дела в неформальной обстановке. Потому зал больше напоминал пиршественный. В центре находился огромных очаг для жарки быков, а у дальней стены — небольшой камин. Маги предпочитали беседовать у камина, за бокалом хорошего вина, причем утварь была исключительно серебряная, ни хрусталь, ни стекло ни кристаллы не допускались.

Длинные тени метались по стенам, скользя по развешенным тут и там памятным трофеям, добытым членами Гильдии в разные времена и пожертвованным для этого своеобразного музея.

Кресла были жесткими, с высокой спинкой с вырезанным на ней гербом Гильдии. В случае ссор маги гильдии устраивали дуэли, но это было скорее исключением, чем правилом. Обычно было достаточно присутствия более уважаемого мага, чтобы уладить ссору миром.

Долгое время предшествующее Ультиматуму Тварей Неназываемого гильдия обходилась без официального лидера с тех пор как знаменитый Роб Кламон погиб в неравном бою, прикрывая отход пятерых юных, только что прошедших посвящение волшебников и волшебниц. В Совет долины от Гильдии входил один представитель — Кара Хюммель.

Перед принятием решения по Ультиматуму, Игнациус Коппер предлагал Кларе стать официальной главой Гильдии, однако она смутившись отказалась.

Находясь в походе маги гильдии старались придерживаться гильдийского кодекса поведения, например второй заповедью было не выдавать непосвященным того, что ты не из этого мира. Впрочем даже сама Клара порой считала, что заповеди для того и нужны, чтобы их иногда нарушать.

Опрометчивые шаги не приветствовались, маги предпочитали действовать разумно, по плану. Схватки грудь на грудь хороши на турнирах. В Гильдии боевых магов ценились чистые и быстрые победы, по возможности малой кровью среди сил нанимателя.

К магам, живущим в обычных мирах Упорядоченного, а зачастую и к проблемам этих миров маги Долины относились с плохо скрываемым пренебрежением. Получив заказ они старались выполнить его не вдаваясь в тонкости дела. Предпочитая сперва бить, а потом разбираться.

В походы маги Гильдии одевались как правило в куртки из драконьей чешуи и удобные легкие доспехи. Оружие предпочитали артефактное. Для наиболее трудных и ответственных заданий они порой брали вместо своего личного более мощное оружие, принадлежащее Гильдии.