Мельинская битва

(Битва на Мельинском поле)
Битва, произошедшая в начале зимы за два года до Столкновения Миров.
Имперские легионы встретили отряд дану, вооруженный Деревянным мечом, Иммельсторном, в четырех днях пути от мельинской столицы.
Уставшее в битве с магами Радуги, и угнетенное исполняющимися пророчествами о конце света войско было деморализовано.
Отряд дану насчитывал полторы сотни бойцов, и не казался опасным.
Сопровождавший Императора волшебник и воин Фесс, чувствовал Иммельсторн, Император – тоже, благодаря имевшемуся у него артефакту – Белой Перчатке.
Император и волшебник приблизились к отряду для переговоров. Дану пытались расстрелять их, но Фесс сжег стрелы в воздухе при помощи Искажающего камня.
Незадолго это этого Артефакты свели в совместных видениях Императора и Хранительницу Деревянного меча, Сеамни Оэктаканн.
Император вызвал ее для переговоров, назвав имя. Узнав собеседника из своих видений, Сеамни согласилась. Дану возроптали, но девушка, неся перед собой Меч, двинулась вперед. Она готова была убить Императора.
Поскольку была зима, для удобства ведения переговоров, Фесс магией воздвиг шатер. Император смог найти нужные слова, а сила Белой Перчатки превозмогла силу Иммельсторна. Сеамни, освободившись от власти Меча, полюбила Императора. Тут же в шатре они воплотили свою любовь.
В это время с запада к левому крылу тридцатитысячного людского войска подошло четырехтысячное войско гномов. Влекомые Алмазным мечом гномы шли навстречу исконным своим противникам дану.
Легионы оказались меж двух отрядов, вооруженных мощнейшими артефактами. Мечи вселяли в ведомых ими воинах безрассудную ненависть, и в то же время, делали  их неуязвимыми. Древнее пророчество дану гласило, что когда оба Меча, оба Брата, встретятся на ратном поле, наступит конец света.
Гномы выстроились для боя тремя хирдами: одним большим и двумя малыми, по краям. В центре, за войском, находился Сидри Дромаронг с Алмазным мечом.
Высланные к подошедшим гномам парламентарии были расстреляны из арбалетов. Подождав, когда легионы развернуться, к ним лицом, гномы пошли в атаку.
В это время Деревянный меч стал искать нового Хранителя. Услышав его зов, вождь дану, Седрик Алый, стремительным броском обогнув Фесса, распорол полог шатра и Иммельсторн перешел в его руки.
Под прикрытием магии Искажающего камня, защитившего их от стрел дану, Фесс и Император смогли верхом добраться до своих. Бесчувственную Сеамни Император перекинул через круп лошади и увез с собой.
Легионы, не двигаясь с места, стали обстреливать гномов из арбалетов. Две когорты попытались обогнуть отряд гномов, но малый хирд пошел им наперерез.
Император надеялся, что вековая ненависть, изначально заложенная в артефакты, превозможет ненависть к людям у тех, кто идет с ними в бой. Переформировав войска, правитель приказал войску расступиться.
Вышедший вперед малый хирд все же сшибся с когортами. Половина легионеров пали от рук осененных силой меча гномов, а гномы, не преследуя отходящего противника, двинулись вперед. Остальные два хирда сразу устремились навстречу дану.
Однако, сойдясь, дану и гномы смогли договориться и устремились на людей.
Император отправил семь сотен панцирников графа Тарвуса, лучше других войск защищенных доспехами, сдерживать дану. Тяжелые клинки людей ломались точно соломенные, сталкиваясь с высеребренными лезвиями мечей дану. За считанные секунды полегло не меньше сотни солдат, остальные в панике отступили, продолжая гибнуть от летящих в спину стрел.
Подражая гномам, дану бились квадратной баталией, однако лишенный защиты длинных копий строй, который панцирная пехота должна была раздавить первым же натиском, не только выстоял, но и обратил врага в бегство.
Легионы закидывали дану утяжеленными пилумами, однако даже опытные воины не могли пробить доспехи дану, стрелы которых разили без промаха.
Восьмой легион был опрокинут большим хирдом гномов, шестой пятился, отступая перед двумя малыми. Легионы отступили, Император готов был попытаться при помощи Белой Перчатки уничтожить Мечи. Однако Фесс воспрепятствовал этому, подозревая, что результат может быть катастрофическим.
Легионам было приказано спешно отступить на большое расстояние и рассеяться. Увидев, что враг бежал, дану и гномы вновь пошли друг на друга, побуждаемые к этому артефактами. В битве с людьми их потери были смехотворны: едва ли пяток легкораненых в каждом из отрядов.
Император хотел было, оставив гномов и дану, отступить к Мельину, но в это время пришла в себя раненая Сеамни, Видящая дану. Ее посетило пророческое видение: при столкновении двух мечей в Мельин вступит Спаситель и наступит конец света.
Однако, было очевидно, что, вступив в бой, Империя лишь потеряет свои легионы. Император знал, у него есть человек, способный покинуть пределы этого мира – его советник Фесс. Сеамни, во что бы то ни стало, хотела говорить с сородичами, попытаться остановить их и Император решился: он велел первому легиону, Серебряным латам, обеспечить охрану идущей на переговоры девушки-дану, а Фесс должен был под прикрытием магии подобраться к готовым сцепиться мечам.
Приблизившуюся Сеамни бывшие соратники попытались расстрелять из луков. Перчатка Императора сожгла стрелы в воздухе, но Сеамни все же получила легкое ранение. Девушка стала просить Императора ввести в бой легионы, чтобы не дать мечам столкнуться. Император, сомневаясь, спросил совета у Фесса. Волшебник подтвердил, что в мир входит могучая сила. Император и сам чувствовал эту силу и что, что-то не дает ей прорваться в Мельин. Чувствовал, что если не дать столкнуться двум Братьям, то возможно барьер выдержит.
Первый легион вклинился меж наступающими друг на друга дану и гномами. Отборные умелые воины, несмотря на магию Мечей, умудрялись держаться с ними почти на равных, но умение легионеров не могло полностью противостоять магии, их оружие и доспехи уступали в прочности защищенным магией оружию и доспехам противника. Легион таял на глазах. Император, в сопровождении личной охраны Вольных и Фесса прорубался к Алмазному мечу.
Вновь был отдан приказ легиону отступать и вновь, теперь уже понесшие потери, войска дану и гномов, не обращая внимания на людей, перестроились для боя друг с другом. Братья-Мечи сблизились и поднялись для боя и скрестились. Седрик и Сидри вступили в бой друг с другом. Над миром появился громадный лик Спасителя,
Сущность
готовилась вступить в пределы мира.
В это время в ход событий вмешались
Сильвия
и
Кицум
, давно следившие за боем и тоже желающие предотвратить катастрофу. Сильвия успела вырвать Алмазный меч из рук Седрика, шепча заклятия ухода в
Междумирье
, однако, тут же была смертельно ранена, пронзившей ей грудь гномьей сариссой. Спешащий ей на помощь Кицум тоже был пронзен дюжиной стрел дану.
В это время, подобравшийся под прикрытием заклятий Фесс, успел забрать Иммельсторн. И взяв из рук упавшей Сильвии Драгнир, ушел за пределы Мельина, спасая мир от гибели. Заклятие Сильвии тоже сработало: она и Кицум также были выброшены в Междумирье.
В отсутствие Мечей, гномы и дану утратили неистовство и осознав возникшее неравенство сил, сдались. Император обошелся с ними милостиво. Отпустив жалкие остатки народа дану, он разрешил им поселиться в сердце их исконных земель – Друнге, а гномов пленили и обязали отстроить разрушенную столицу, после чего им также было обещано прощение. Однако, Каменный Престол не принял обратно своих несостоявшихся героев и гномы остались в войске Императора, составив верный ему хирд.